/ ГлавнаяПресс-центрПубликацииЭнциклопедия гражданской застройки Ярославля до 1917 года. Петропавловский парк, дом 11

Энциклопедия гражданской застройки Ярославля до 1917 года. Петропавловский парк, дом 11

Д. Н. Чекмасов, главный архивист ГКУ ЯО ГАЯО

Господский дом / дача директоров правления Ярославской Большой мануфактуры, 1818

Первый дом владельцев Ярославской Большой мануфактуры (ЯБМ) был построен вместе с остальным комплексом производственных зданий при ее основании в 1720-х гг. и был очень большим — в самой ранней из дошедших до нас исповедной росписи прихожан Петропавловской церкви за 1738 год1, первой идет живущая в «манифактурном доме» семья «господина директора Ивана Максимовича Затрапезнова» — он сам, его супруга Анна Федоровна, дочери Сарра и Ева и сын Алексей2. Необычные «библейские» имена дочерей объясняются некоторой модой петровского времени, плотью от плоти которого был Затрапезнов — можно, к примеру, вспомнить, что в 1721 году новорожденный сын обер-гофмейстера Василия Олсуфьева по воле царя получил такое же неупотребительное у русских имя Адам.

А. Ф. Грязнов. Ярославская Большая мануфактура за время с 1722 по 1856 г. М., 1910. Табл. 1.

А. Ф. Грязнов. Ярославская Большая мануфактура за время с 1722 по 1856 г. М., 1910. Табл. 1.

Кроме семьи директора в доме проживал его брат Гавриил (управляющий мануфактурой) с супругой и «разные в манифактурах и мастерств художники, то есть мастеры, ученики и работники с женами и с детми и с родственники», всего 105 человек3. Судя по выполненной в 1731 году гравюре Алексея Ивановича Ростовцева «Ярославль», этот «манифактурный дом» должен быть отождествлен с длинным зданием, находившемся в самом выгодном месте — у главных ворот с северной стороны регулярного парка, сразу за церковью (на момент выполнения гравюры она еще не существовала), на месте нынешнего дома № 25б.

Прорисовка фрагмента гравюры А. И. Ростовцева «Ярославль», 1731 год. Обратите внимание на фонтаны и статуи в саду (А. Ф. Грязнов. Ярославская Большая мануфактура за время с 1722 по 1856 г. М., 1910. Табл. 2).

Прорисовка фрагмента гравюры А. И. Ростовцева «Ярославль», 1731 год. Обратите внимание на фонтаны и статуи в саду (А. Ф. Грязнов. Ярославская Большая мануфактура за время с 1722 по 1856 г. М., 1910. Табл. 2).

Доменико Трезини. «Образцовый» проект планировки загородного владения с домом на берегу реки, 1721 год. Планировка регулярного сада и одна из беседок (т. н. «армитажей») находят аналогии с садом ЯБМ на гравюре А. И. Ростовцева («Образцовые» проекты в жилой застройке русских городов XVIII — XIX вв. М., 1961. С 21).

Доменико Трезини. «Образцовый» проект планировки загородного владения с домом на берегу реки, 1721 год. Планировка регулярного сада и одна из беседок (т. н. «армитажей») находят аналогии с садом ЯБМ на гравюре А. И. Ростовцева («Образцовые» проекты в жилой застройке русских городов XVIII — XIX вв. М., 1961. С 21).

Указанная в исповедной росписи 7-летняя дочь Ивана Максимовича Ева впоследствии будет выдана за московского купца Данилу Яковлевича Земского4, а их дочь — за князя Василия Алексеевича Вяземского. Родившаяся у них правнучка Ивана Максимовича, также названная Евой (1771 — после 1850), оставила мемуары о своем посещении мануфактуры в 1790-х гг.: «Я по приезде остановилась у внука старого приказчика деда моего Затрапезнова, но отец его еще был жив и был в полной памяти. […] По приезде моем начала расспрашивать старика. […] он зачал мне рассказывать, неутешно плакавши, сказал мне: «Матушка, мы и отец мой жили при батюшке Алексее Ивановиче в царстве небесном, какой же он человек был! Государи к нему ездили. Хоша5 я худо хожу, но поведу тебя, где государыня Елизавета Петровна кушала у нашего батюшки блаженной памяти Алексея Ивановича». Я очень была довольна сим предложением, решилась отправиться в развалину каменную, где находился армитаж, канапе дубовое на блоках, которое поднимали наверх, стол дубовый и тарелки дубовые. Старик заставил и меня плакать, я его утешала. Он отвечал, что «было и что таперь! На все власть Божия, и дом в каком упадке, пруды заросли!»6.

Но это в будущем, а пока Затрапезновы остаются прихожанами Петропавловской церкви — и в 1764 году, когда сын Ивана Максимовича Алексей продал мануфактуру богатейшему петербургскому фабриканту Савве Яковлевичу Яковлеву7, и даже в следующих 1765 и 1766 годах8. Про визиты Елизаветы Петровны в Ярославль ничего неизвестно, зато хорошо известны таковые Екатерины II — первый раз она была здесь в мае 1763 года, когда Высочайшего внимания удостоилась и Большая мануфактура Алексея Ивановича Затрапезнова9. Именно в это посещение императрица и могла «кушать» в «армитаже» на дубовом подвесном канапе.

А. Ф. Грязнов. Ярославская Большая мануфактура за время с 1722 по 1856 г. М., 1910. Табл. 12.

А. Ф. Грязнов. Ярославская Большая мануфактура за время с 1722 по 1856 г. М., 1910. Табл. 12.

В отличие от Затрапезновых, для Яковлева ЯБМ была далеко не единственным активом — постоянно при ней находились его доверенные управители, а сам хозяин бывал в Ярославле наездами. При доме продолжал сохраняться сад, правда, не слишком роскошный: по сведениям на конец 1770-х гг. в нем росли «яблони, березы и ельник»10. В мае 1767 года Яковлев принимал здесь императрицу Екатерину II во время ее второго визита в Ярославль. Обстоятельства этого события очень живо передает камер-фурьерский журнал за 10 мая: «…Ее Величество […], сев в шлюпку, шествовала рекою Которослью в дом к содержателю ж фабрики Савве Яковлеву. По прибытии на другую сторону реки Которосли к новопостроенной при оной фабрике пристани11, встретил Ее Величество помянутый Яковлев, при поднесении им хлеба и соли с серебряною солоницею, и из поставленных на берегу небольших пушек производима была пушечная пальба. С пристани изволила следовать пешком в вышеупомянутый дом, который в расстоянии от берега в версте, и мимо следующей при фабрике церкви встретил священник, в облачении, с животворящим крестом, при колокольном звоне. По прибытии к дому, у крыльца встретила Ее Величество фамилия Яковлева, коих пожаловала к руке и проходила в покои, в которых был убран стол десертом, и Ее Величество изволила кушать кофею и находящиеся в свите персоны подчиваны фруктами и разными винами. Хозяин зачинал пить здоровье Ее Императорского Величества, при чем из поставленных пред домом его небольших пушек производилась пальба […] И Ее Императорское Величество, осмотрев всего, обратно изволила следовать к той же пристани, при пушечной пальбе, и мимо следующего пруда, в котором нарочно в то время ловлена была рыба»12.

10 лет спустя дом Яковлева осматривал новоназначенный Ярославский генерал-губернатор Алексей Петрович Мельгунов: прибыв в Ярославль в начале апреля 1777 года для предварительного ознакомления с уготованным стать центром новой губернии городом, Мельгунов доносил Екатерине: «…по приезде моем в Ярославль первое мое старание было осмотреть […] способные быть под канцеляриями места, из коих и нашлись несколько годными: при фабрике Собакина13 дом каменной, разстоянием от города в трех верстах, токмо в нем и половины присутственных мест поместить не можно…«14

При преемнике Мельгунова Евгении Петровиче Кашкине (1788–1793) управой благочиния была составлена краткая опись мануфактуры (сохранившаяся, к сожалению, в плохой копии начала ХХ века) — собственный дом Яковлева был каменный, о двух этажах: в верхнем были 18-комнатные покои владельца, в нижнем — 16 помещений, занимаемых конторой и мастерами15. Это, без сомнения, был все тот же «манифактурный дом» И. М. Затрапезнова. При этом на фабричном дворе находились «сад большой регулярной с прудами и с ранжереею и с покоями, в коих жительство имеет находящейся при ево манифактуре в услужении коллежский ассесор Савва Бобаев»16. Этот деревянный дом при саде находился почти на месте руин нынешнего каменного дома, но его главный фасад был обращен к южному пруду — так, как на гравюре Ростовцева изображена мельница. Контуры этого дома намечены на известном «плане губернского города Ярославля» 1799 года, он же запечатлен на выполненной с колокольни Петропавловской церкви панорамы мануфактуры начала XIX века.

ЯБМ на «Плане губернского города Ярославля» 1799 года. Возле прудов, справа от отметки «29», различимы контуры деревянного управительского дома (ГАЯО. Коллекция рукописей. № 75 (1051) Л. 6а, фрагмент).

ЯБМ на «Плане губернского города Ярославля» 1799 года. Возле прудов, справа от отметки «29», различимы контуры деревянного управительского дома (ГАЯО. Коллекция рукописей. № 75 (1051) Л. 6а, фрагмент).

Тот же дом в левой части картины, за садовым забором (А. Ф. Грязнов. Ярославская Большая мануфактура за время с 1722 по 1856 г. М., 1910. Табл. 13, фрагмент)

Тот же дом в левой части картины, за садовым забором (А. Ф. Грязнов. Ярославская Большая мануфактура за время с 1722 по 1856 г. М., 1910. Табл. 13, фрагмент)

Посещал мануфактуру и Павел I — это было вечером 4 июня 1798 года17. К этому времени «манифактурный дом», который успела застать Ева Вяземская, был уже снесен — на плане 1799 года его нет, так что если прием императора в хозяйском доме и имел место быть (что вообще вряд ли — такие вещи были не в натуре Павла), то для этого мог быть использован только деревянный дом управляющего. Любопытно, что визит императора на мануфактуру был фактически единственным пунктом программы его краткого пребывания в Ярославле, не считая обязательных утреннего молебна в кафедральном соборе и вечернего приема местного нобилитета в старом генерал-губернаторском доме на Которосльной набережной. Мануфактура тогда принадлежала внукам Саввы Яковлева (умершего в 1784 году), детям его старшего сына Михаила: Ивану, Николаю, Григорию и Савве18. После ее осмотра Павел вернулся на Которосльную, где пожаловал братьев Яковлевых табакеркой с бриллиантами, а уже в 6 утра следующего дня отбыл в Петербург19.

Некий «дом содержателей манифактурной фабрики г[оспод]д Яковлевых» числится в городской налоговой ведомости за 1810 год; он оценен в невероятные 80000 рублей20, но под этим названием, конечно, скрывается весь фабричный комплекс — даже 3-этажные каменные дома в центре города оценивались в среднем в 10000 рублей.

ЯБМ на «Плане губернского города Ярославля» из «Атласа Ярославской губернии 1817 года», за год до постройки нынешнего господского дома. Обозначены только каменные строения (ГАЯО. Ф. 560. Оп. 1. Д. 393. Л. 4, фрагмент).

ЯБМ на «Плане губернского города Ярославля» из «Атласа Ярославской губернии 1817 года», за год до постройки нынешнего господского дома. Обозначены только каменные строения (ГАЯО. Ф. 560. Оп. 1. Д. 393. Л. 4, фрагмент).

Пребывающий ныне в состоянии руин дом был построен в 1818 году при тех же внуках Яковлева — Иване, Григории (?) и Савве Михайловичах (Николай Михайлович к тому времени достоверно умер). Все строительные и отделочные работы выполнили два подрядчика: крестьяне вотчины князя Александра Александровича Черкасского Федор Григорьевич Бебенин из деревни Семеновской Ярославского уезда и Арефий Абрамов (вернее, Арефий Абрамович — у него не было фамилии) из села Медягина, с артелью из 30 мастеров. За свои труды они получили 7725 рублей (см. приложение 1)21.

Ф. Г. Бебенин был довольно крупным (но далеко не самым крупным) подрядчиком плотничных работ, специализировавшимся в основном на усадебных домах. На момент заключения контракта он уже почти 20 лет занимался этой деятельностью, как в одиночку, так и в «товариществе» (как в данном случае), и пользовался постоянным спросом. В портфолио Бебенина входят:

— усадьба Михайловское князей Щербатовых в Ярославском уезде (1799, 1800, 1809, 1813)22;

— дом князя Сергея Юрьевича Урусова при усадьбе Ильинском в том же уезде (1803)23;

— плотничные и кровельные работы на церкви села Владычного (Никольского во Владышине) Пошехонского уезда (1804)24;

— деревянный дом Елизаветы Ивановны Викентьевой в Ярославле (1805, на месте нынешнего дома № 108 по Республиканской улице; но он либо не был построен, либо вскоре сгорел — в сентябре 1806 Викентьева продавала уже «из-под дома дворовую и садовую землю»)25;

— переделка театра в Доме призрения ближнего (ул. Кирова, д. 8) в 1806 и 1807 гг.26;

— усадьба Сывороткино (Новоникольское тож) Ивана Осиповича Селифонтова в Романовском уезде (1807)27;

— усадьба Щекотово Ивана Федоровича Майкова в Ярославском уезде (1808)28;

— отделочные работы на церкви села Татищева Погоста (1809)29;

— переделка усадьбы «Марфино» князя Николая Юрьевича Урусова в Романовском уезде (1809, 1810)30;

— усадьба Столбищи поручицы Екатерины Ивановны Степановой в Романовском уезде (1810)31;

— деревянный мост через реку Ишню в Ростовском уезде (1811)32;

— надворные постройки при доме поручицы Татьяны Ивановны Филимоновой на Рождественской улице в Ярославле (1813)33;

— «переправка» деревянного дома надворной советницы Александры Николаевны Нечаевой на углу Духовской и Дворянской улиц (Республиканской и проспекта Октября) в Ярославле (1814)34;

— деревянные постройки на Толкучем рынке (по сторонам от Сретенской церкви) в том же году35;

— плотничные работы на здании Ярославской духовной консистории (Богоявленская пл., д. 14) и Ростовского архиерейского дома (т. н. «Ростовский кремль») в 1815 и 181636;

— кровельные работы на здании Ярославской казенной палаты (Советская пл., д. 1) в 1816 году37.

Арефий Абрамович оставил по себе не такой большой след: пока что известно об одном его подряде до получения заказа от ЯБМ — это плотничные работы на почтовом доме в 1812 году38 (в том же 1818 параллельно со строительством особняка на мануфактуре он вместе с Бебениным снова проводил капитальный ремонт этого многострадального здания39).

Задача постройки нового господского дома при ЯБМ была весьма нетривиальной: изначально проект был составлен на одноэтажный деревянный дом с мезонином (равно и подрядчики специализировались на деревянных домах), но выполнить его решено было в камне, сохранив фасады и внутренние размеры помещений, из-за чего кирпичные стены пришлось делать несколько толще в наружную сторону. Но главной проблемой была почва: местность мануфактуры расположена в болотистой низине, в которой скапливаются стекающие с Крестовой горы воды40, поэтому при основании фабрики в 1720-е гг. в первую очередь были вырыты пруды, служившие сугубо утилитарной цели — осушению местности41.

Но даже эти меры не могли полностью гарантировать защиту от грунтовых вод, поэтому фундаменты дополнительно укреплялись. Последний директор ЯБМ Алексей Флегонтович Грязнов оставил интереснейшее описание их конструкции: в 1890-х гг. производилась надстройка третьим этажом последнего сохранившегося производственного корпуса XVIII века (Петропавловский парк, д. 16); предварительно было проведено исследование его фундамента, в результате чего открылась следующая картина: «…по дну вырытых для фундаментов рвов забивались в 3 ряда сваи, на них — укладывались толстые, отесанные с двух сторон, деревья, образовывавшие из себя под всем зданием род деревянной рамы, на которой потом уже и выкладывался самый фундамент (о толщине положенных бревен можно судить по тому, что на одном из них я, на поперечном его разрезе, насчитал 270 годичных колец). Деревянная эта рама (ростверк) устраивалась на такой глубине, чтобы дерево никогда не обсыхало (т. е. ниже уровня грунтовых вод), и тем предохранялось от гниения.

А в итоге — когда одну из поперечных стен здания пришлось, для устройства подвала для отопления, разобрать до самого низа, оказалось, что деревянное обоснование фундамента сохранилось на столько свежим, что как будто оно было положено туда не полтораста лет тому назад, а на днях»42.

Подобное укрепление фундамента господского дома было сделано и Бебениным с Абрамовым — на дно вырытых до материка рвов были положены лежни из толстых сколоченных друг с другом бревен, поверх которых уложили крупные валуны, пустоты между которыми были засыпаны мелким щебнем и залиты известковым раствором.

По условиям контракта возведение надо было начать в мае месяце и закончить в августе того же 1818 года. У нас нет оснований сомневаться в том, что подрядчики уложились в означенный срок — они были настолько уверены в своих силах, что, как это указано выше, параллельно взяли еще один подряд у почтового ведомства.

Построен дом был по последней моде — его фасад напоминает разработанные академиком Василием Петровичем Стасовым в 1812 году43 «Высочайше апробованные» проекты: № 15 для «деревянного дома с мезанином на берегу или на дворе» и № 124 — для «загородного дома на берегу», хотя и решен с незначительными отступлениями от них.

Академик В. П. Стасов. Проекты деревянных домов с мезонинами (Собрание фасадов, Его Императорским Величеством Высочайше апробованных для частных строений в городах Российской империи. Часть III. Б. м., 1812. Табл. 15; Часть IV. Б. м., 1812. Табл. 124. Собрание РГБ). Академик В. П. Стасов. Проекты деревянных домов с мезонинами (Собрание фасадов, Его Императорским Величеством Высочайше апробованных для частных строений в городах Российской империи. Часть III. Б. м., 1812. Табл. 15; Часть IV. Б. м., 1812. Табл. 124. Собрание РГБ).

Академик В. П. Стасов. Проекты деревянных домов с мезонинами (Собрание фасадов, Его Императорским Величеством Высочайше апробованных для частных строений в городах Российской империи. Часть III. Б. м., 1812. Табл. 15; Часть IV. Б. м., 1812. Табл. 124. Собрание РГБ).

Проект реставрации западного фасада господского дома. Головное архитектурно-проектное бюро при «Главархитектуре» Ярославского облисполкома. Архитектор О. Г. Щеглова, инженер Н. А. Целищева. 1991 год (ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 146. Л. 34).

Проект реставрации западного фасада господского дома. Головное архитектурно-проектное бюро при «Главархитектуре» Ярославского облисполкома. Архитектор О. Г. Щеглова, инженер Н. А. Целищева. 1991 год (ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 146. Л. 34).

Впрочем, отступления эти были не произвольными, а продиктованными выбором материала здания: в своем проекте классицист Стасов добился того, чтобы колонны служили не просто украшением, а действительным элементом конструкции, поэтому они поддерживают «нависающий» объем мезонина. Если в дереве такую конструкцию воплотить еще можно, то аналогичное решение в камне потребовало бы сложных громоздких перекрытий и дополнительного укрепления фундамента, причем все равно не могло бы быть абсолютно надежным (тем более на таком грунте). Поэтому в особняке ЯБМ мезонин выводится в одну плоскость с первым этажом, а «нависает» над ним лишь легкий деревянный балкон. Колонны, теперь поддерживающие крышу, удлиняются и, для сохранения правильных пропорций, делаются чуть толще. Но толстые колонны пропускают меньше света во внутренние помещения, так что вместо шести колонн у Стасова здесь остаются лишь четыре: по две с каждой стороны, а проекция двух недостающих колонн на фасаде выделяется пилястрами. Вместо строгих тяжеловесных дорических колонн «апробованного» фасада здесь применены более легкие и декоративные коринфские. Таким образом, оригинальный проект был виртуозно переработан, а опасения в низкой квалификации провинциальных зодчих, которым и было вызвано появление на свет «Собрания Высочайше апробованных фасадов», в данном случае не оправдались.

Дом, разумеется, предназначался для представительских целей — внуки Саввы Яковлева продолжали бывать здесь лишь наездами, предпочитая «фабрикантству» военную и гражданскую службу44: Николай Михайлович закончил свои дни в должности прокурора Московской конторы Святейшего синода, его брат Иван имел чин статского советника, два других брата, Григорий и Савва — надворных; все были кавалерами (имели ордена)45. Первым высоким гостем в новом господском доме мог бы быть император Александр I, посетивший Ярославль в августе 1823 года — 22 числа он осматривал крупнейшие городские фабрики, в том числе мануфактуру Яковлевых, но в доступных нам источниках этот визит описывается крайне скупо46. В ноябре 1831 года Большую мануфактуру посещали приехавший погостить на родину принц Петр Георгиевич Ольденбургский47, а несколько дней спустя после него — император Николай I48. Посещение ими господского дома сомнительно — нравы к тому времени изменились, да и сами Яковлевы измельчали и были уже не теми вельможами, каким был основатель династии. Впрочем, сложно даже говорить о существовании какого-то единого круга владельцев: в то время доходы от мануфактуры, с 1820-х гг. клонившейся к упадку, делило довольно большое число лиц, весьма слабо связанных родственными отношениями49.

Следующий Высочайший визит в Ярославль в 1841 году обошелся уже без посещения ЯБМ — рабочие мануфактуры сами отправились к императору с прошением об улучшении их материального положения50. В марте 1843 года прикрепленные к мануфактуре еще при Анне Иоанновне фабричные «за неисправность фабрикантов гг. Яковлевых и по причине расстройства ими дел мануфактуры» были освобождены от крепостной зависимости и переведены в ярославское мещанство51. Через 2 года — 18 июля 1845 — сгорели корпуса мануфактуры на Которосли, в которых изготавливалась писчая бумага52, что катастрофическим образом сказалось на положении огромного количества жителей Закоторосльной части города.

В 1846 году Яковлевы выставили мануфактуру на продажу53. В это время на фабрике работало всего 60 человек54. Продажа, замедлявшаяся из-за склок между владельцами, случилась только 10 лет спустя — 27 апреля 1857 года Ярославскую Большую мануфактуру со всем имуществом и землей (общей площадью 74 десятины 1810 квадратных сажен — почти 81,5 га) за 85000 рублей серебром купил московский купец 1-й гильдии Иван Андреевич Карзинкин55. Как указано в купчей, продавцами были: гвардии штабс-ротмистр Петр Григорьевич, коллежский секретарь Андрей Саввич, надворный советник Михаил Саввич, коллежский асессор Павел Николаевич, коллежский асессор Михаил Иванович, дочери статского советника Степанида Ивановна и Александра Ивановна, вдова полковника Ольга Алексеевна, вдова гвардии полковника Серафима Васильевна Яковлевы, а также жена действительного статского советника Елизавета Григорьевна Петрова и жена надворного советника Анна Николаевна Тимофеева56. Вскоре И. А. Карзинкин со своими деловыми партнерами — Андреем Александровичем Карзинкиным же и Гавриилом Матвеевичем Игумновым — учредил «Товарищество Ярославской Большой мануфактуры бумажных57 изделий», которому и стали принадлежать все бывшие земли Яковлевых58.

Фрагмент специального геометрического плана земель ЯБМ в 3 полицейской части г. Ярославля. Составил младший землемер Ярославской губернской чертежной Маслеников, 15 ноября 1846 года. Хорошо различим усадебный комплекс господского дома. На месте бывшего «манифактурного дома» разбиты огороды. (ГАЯО. Ф. 674. Оп. 3. Д. 192. Л. 1, фрагмент).

Фрагмент специального геометрического плана земель ЯБМ в 3 полицейской части г. Ярославля. Составил младший землемер Ярославской губернской чертежной Маслеников, 15 ноября 1846 года. Хорошо различим усадебный комплекс господского дома. На месте бывшего «манифактурного дома» разбиты огороды. (ГАЯО. Ф. 674. Оп. 3. Д. 192. Л. 1, фрагмент).

В это время господский дом сыграл роковую роль в судьбе архива мануфактуры, содержавшим документы с первой четверти XVIII по середину XIX века59, став его последним пристанищем. Вот как описывает участь этого архива последний директор мануфактуры Алексей Флегонтович Грязнов:

«…документов, по словам старожилов, помнящих хранивший их архив, осталось огромное количество: не менее 5000 пудов.

Хранились они в одном из зданий Петропавловского двора (бывш. полотняной фабрики), так назыв. «конторе», в нескольких комнатах под сводами, вы полном порядке, в шкафах, на полках. Так как здания полотняной фабрики постепенно, по мере надобности, разбирались, причем получавшийся из их кирпич и дикий камень фундаментов употреблялись на постройку зданий вновь возводившейся бумагопрядильной фабрики60, то, когда дошла очередь быть разобранною конторе, — хранившиеся в ее архиве бумаги были вынесены и кучею свалены в комнатах так назыв. «господского дома», который было решено не разбирать. Здесь бумаги валялись несколько лет, причем из них чистая бумага из книг, тетрадей и проч. вырывалась и употреблялась частию — для изготовления «корешков» для вклеивания различных сведений, частию для разрезки на «ярлычки» для вкладывания их в пачки размотанной пряжи.

Когда «полезная часть» архива была таким образом использована, оставшаяся его часть, представлявшая из себя груды исписанной бумаги, была продана на вес — частию старьевщикам, для перепродажи на писчебумажные фабрики, частию — местным табачным фабрикантам, которыми и была употреблена на «сорочки» курительного и нюхательного табаку…

Так погиб драгоценный архив старейшей фабрики России, который — несомненно — останься он цел — дал бы богатейший материал для изучения истории русской промышленности»61.

По всей видимости, в первые годы старый господский дом, даже по избавлении его от архива, стоял в запустении — основная деятельность разворачивалась вокруг новых корпусов и постановка производства требовала постоянного присутствия директора. Им был англичанин Эллис Хоуп Шоукросс (Ellis Hope Shawcross), в России ставший «великобританским подданным Елисеем Елисеевым Шокросом»62. Он родился в Чешире в 1819 году63, в 16-летнем возрасте поступил на одну из фабрик г. Стокпорта (близ Манчестера)64; позднее вместе с Томасом Хэем Краузером (Thomas Haigh Crowther) он учредил в Стокпорте собственное хлопкопрядильное товарищество, существовавшее до августа 1850 года65. В мае 1851 года Шокрос прибыл в Россию и поступил на должность директора Никольской мануфактуры Саввы Морозова (ныне в городской черте Орехова-Зуева), а с 1858 года — на Ярославскую Большую мануфактуру66, которой управлял более 30 лет — до своего отъезда на родину в мае 188967.

По окладным книгам за 1865—1875 гг. за купцами Карзинкиным и Игумновым в 149 землемерном квартале (территория нынешнего Петропавловского парка с окрестностями) числятся «каменный дом, флигиль и 6 каменных корпусов», оценивавшиеся в 6000 рублей68. В началу 1880-х гг. «6 каменных корпусов» будто бы пропали, но оценка осталась той же69, что свидетельствует об отсутствии каких-либо серьезных перестроек и ремонтов. Известно лишь, что в 1884 году при доме была построена оранжерея с квартирой для садовника70. Где-то в эти же годы сзади дома была сделана небольшая узкая пристройка для кухни (уже в советское время она была уничтожена, а на ее месте из силикатного кирпича была сложена новая71).

Фрагмент плана Московского страхового от огня общества на строения ЯБМ в 149 землемерном квартале, 12 декабря 1896 года. Дача директоров правления обозначена литерой А. Инвентарные номера фабричных строений (№ 11, № 25) сохранились поныне в адресах этих зданий (ГАЯО. Ф. 674. Оп. 3. Д. 34. Л. 1, фрагмент).

Фрагмент плана Московского страхового от огня общества на строения ЯБМ в 149 землемерном квартале, 12 декабря 1896 года. Дача директоров правления обозначена литерой А. Инвентарные номера фабричных строений (№ 11, № 25) сохранились поныне в адресах этих зданий (ГАЯО. Ф. 674. Оп. 3. Д. 34. Л. 1, фрагмент).

Квартира директора Шокроса находилась в «белом корпусе» (ул. Стачек, д. 63), в котором проживали также его помощник, бухгалтер и английские специалисты72. Надо думать, что за время своего директорства он довел до ума и старый господский дом в Петропавловском имении (под таким названием в документах мануфактуры проходил Петропавловский парк73). Этот особняк использовался, вероятно, исключительно владельцами фабрики — в делах мануфактуры имеется «Опись имущества, находящегося при квартире гг. директоров правления т[оргово-]п[ромышленного] т[оварищества] ЯБМ в Ярославле», датированная 1 февраля 1891 года74. Местонахождение этой «квартиры» не указано, но из текста очевидно, что это именно дом в Петропавловском парке: перечисляются парадная лестница с садовыми скамейками, передняя комната, ванная комната, комната Андрея Александровича (Карзинкина), комната Николая Васильевича (Игумнова), комната Николая Матвеевича (Игумнова же), комната для приезжающих, коридор, кабинет, «зало», гостиная, буфетная, «передняя с заднего подъезда», кухня и погреб. Размещение квартиры директоров правления в этом доме, теперь находившимся на отшибе, было вполне удобно: сюда они могли приезжать и вдали от суеты производства ревизовать бумаги фабрики (хотя ЯБМ и была основным активом Карзинкиных, им также принадлежали несколько хлопковых фабрик в Средней Азии: в Ташкенте, Намангане, Коканде, Бухаре, Скобелеве, Андижане, Куве, Чарджуе и Хиве75).

Панорама района ЯБМ с часовой башни «Старой фабрики», 1896 год. Вдалеке, правее Петропавловской церкви, виднеется дача директоров правления, в нижнем правом углу — часть «белого корпуса» (ГАЯО. Архивохранилище АВД. Оп. Н1. Ед. хр. 18).

Панорама района ЯБМ с часовой башни «Старой фабрики», 1896 год. Вдалеке, правее Петропавловской церкви, виднеется дача директоров правления, в нижнем правом углу — часть «белого корпуса» (ГАЯО. Архивохранилище АВД. Оп. Н1. Ед. хр. 18).

На рубеже веков оценка построек в 149 квартале оставалась неизменной — 6000 рублей; состав их описывался как «каменный дом, флигель с садом, два каменные корпуса и деревянный флигель»76, позднее — как «каменный 2-эт[ажный] дом и шесть флигелей и земля», а оценка резко выросла с 6000 до 10750 рублей77.

Согласно «налоговой декларации» ЯБМ за 1911 год, одноэтажный с мезонином 10-комнатный «дом дачный жилой» на Петропавловской площади, имевший внутрифабричный № 1178, значился пустующим. При нем были кухня, оранжерея, сарай, конюшни и баня с прачечной79. Тогда же была составлена страховая опись дома (см. приложение 2) — он оценивался в 9000 рублей, а пристройка — в 1200. Дачной обстановки, посуды и садовых принадлежностей при доме имелось на 3475 рублей80.

«Дача» оставалась вакантной и в годы Первой Мировой войны — городская перепись 1917 года зафиксировала только семью садовника, проживавшую в доме № 1481.

Еще в начале 1990-х гг. господский дом ЯБМ был практически цел.

«Господский дом», 1991 год. Фото В. Н. Котова (ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 139. Л. 56, 81). «Господский дом», 1991 год. Фото В. Н. Котова (ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 139. Л. 56, 81).

«Господский дом», 1991 год. Фото В. Н. Котова (ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 139. Л. 56, 81).

Обмерные чертежи «Господского дома», 1991 год (ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 146. Л. 30. Там же. Д. 147. Л. 1, 2, 3). Обмерные чертежи «Господского дома», 1991 год (ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 146. Л. 30. Там же. Д. 147. Л. 1, 2, 3). Обмерные чертежи «Господского дома», 1991 год (ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 146. Л. 30. Там же. Д. 147. Л. 1, 2, 3). Обмерные чертежи «Господского дома», 1991 год (ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 146. Л. 30. Там же. Д. 147. Л. 1, 2, 3).

Обмерные чертежи «Господского дома», 1991 год (ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 146. Л. 30. Там же. Д. 147. Л. 1, 2, 3).

Приложение 1

Запись в книге ярославского маклера слуг и рабочих людей Ивана Сукина с контрактом о постройке каменного господского дома при Ярославской мануфактуре братьев Яковлевых.

№ 121

12 апреля 1818 года

1818 года апреля дня Его Высокородия г[осподи]на статского советника и кавалера Ивана Михаиловича з братьями Яковлевых в Ярославской манифактурной канторе с управителями Максимом Забалуевым, Александром Смолениковым и Михаилом Лихачевым мы, нижеподписавшиеся, Ярославского уезду вотчины Его Сиятельства князь Александр Александровича Черкаского крестьяна деревни Семеновской Федор Григорьев Бебенин и села Медягина Арефей Абрамов, договорились в том, чтоб нам, Бебенину и Абрамову, при означенной манифактуре построить на показанном канторою месте каменной господской дом из манифактурных приготовленных материалов, в один этаж с мезенином, по данному объясненных управителей плану и фасаду, зделанному на деревянное строение.

Ширина по лицовой стороне на 12ть, а по длине — на семи саженях, почему стены каменные и распространить на вольные стороны, а покоям размер оставляя бы против плана в [нрзб] если ж не доски потребуется, и во оных зделать в размере перемену. И если вместо деревянных перегородок потребуется зделать каменные, то нам беспрекословно оные зделать и за то излишней платы не требовать, а мезенин — как означен в фасаде. Под означенным домом вырыть для подвалу яму шириною три сажени один арьшин, длиною семь сажен; вышиною, естли возможно будет, чтоб под колпаком свода были три с половиною арьшина. Для фундаменту, как подчислены, капитальные, и под печи вырыть нам рвы глубиной до матерой земли, а в ширину — как следует; под перегородочные ж в глубину — полтора арьшина, в ширину — как надлежит; под углы зделать отметы, как указано будет. В оные же рвы положить ис толстых бревен во всю рва ширину лежны, которые сплотя и на иглы посадя, опустить. И меж их и на них бутить диким камнем; каждой ряд камню расщебенивать красным щебнем и заливать известным прыском. Выровня ж с поверьхностию земли ватерпасно, класть стены до цоколи в три с половиною кирпича, а переднюю стену под мизенин — в четыре кирпича, а с цоколя до верхнего накату класть в два с половиною кирпича, а под мезенинные стены — в три кирпича. Мезенинные две стены — лицовую и заднюю — класть в два с половиною кирпича, а с боков зделать деревянною из брусья стоячие. И в каменных стенах кирпичи каждой ряд по шнуру и по отвесу класть, внутренне от стен класть в сок, и каждой же ряд перевязывать и заливать прыском, чтоб швы все оным затянуло.

Как внутреннее расположение стен, так и наружной вид зделать против плана и фасада, над окнами и дверьми положить откосные высмоленные доски, а над оными зделать перемычки в стены ж, заделать железные з болдами связи, сколько указано будет. В подвале выкласть кирпичной свод, 82-и под оной нам самим делать кружали, по них опалубить и вести свод-82, а выход зделать снаружи — двери и лесницу каменную, обшить оную тесом и зделать окошка с железными решетками, сколько назначено будет. Так же ис каридору зделать в выход каменную лесницу и обшить тесом. Под черные полы положить балки на стулья деревянные или каменные, накласть на них черные полы бревенчатые, а лицовые полы во всем доме зделать во фрис, выстрогать под рубанок с фуговкою гладко и посадить на шканы и обложить плинтусами. И сделать крыльцы открытые и лесницу в мезенин. Также под верхние накаты положить же балки, обделать порядочно, и по оным балкам накласть накаты бревенчатые и сплотить оные в паз. И по оном накату залить швы извеской, положить войлоки или полсти, и по оным выслать плашмя кирпичем и залить оной известью и насыпать земли толщиною не менее трех вершков. А вниз к потолошным балкам подшить крышечным тесом для щекот[ур]чика, и над мезенином таким же образом потолки зделать прочно, и в нем чистые полы зделать во фриз и обшить вокруг стен плинтусами. И во всем доме по плану зделать перегородки, а в мезенине перегородки — как указано будет зделать.

В окошки и двери зделать колоды нам же, а тако ж и окошечные летние рамы. Обложить двери и окошка нутренными налишниками, и на окошки положить клееные доски. Зделать двери столярные, внизу — двенатцать, а в мезенине — сколько приказано будет, а протчие двери все щитовые клееные. Для крыши поставить стропила и обрешетить под железо и покрыть листовым железом, равно и балюстрат зделать из листового железа гладкой, окрасить листы железные. Только снизу под крышами вокруг стен зделать деревянной карниз, под балкон же зделать четыре колонны каменные, как означены в плане и в фасаде, с резными из белого камню вазами, выключая капители.

Всю ж вышеозначенную работу производить нам самым лучшим мастерством, которую начать маия с первого числа и окончить в августе месеце сего ж 1818 года без наималейшего промедления своими наемными мастеровыми людми, коих содержать с указными пачпортами не менее тритцати человек. А ежели потребуется ранее августа м[еся]ца окончить сей дом отделкою, то и должны мы для сего успеху мастеровых умножить беспрекословно. За которую работу каменную, плотничную, столярную, кровельную договорились мы получить семь тысяч семь сот дватцать пять рублей, а более ничего не требовать. Ежели наверху в крыше потребуются слуховые окошки, а тако ж и из мезенина наверх лесницу, то оное нам зделать беспрепядственно за объясненную ж цену, не требуя особой за работы платы. Денги ж получать нам по рассмотрению оной канторы по заработке нашей, без излишества. Для оного строения ушаты, ведра и для дела кружал, ящиков, кобылин, лесные припасы, снасти и гвозди получить нам от оной канторы, из коих делать вышепрописанные потребности самим нам, Бебенину и Абрамову, не требуя на то плотников. И по окончании все работы, леса и кружала нам же отобрать. Во время ж строения сего дому иметь нам квартеру с работниками от манифактурной канторы.

При заключении сего договора получили мы из оной канторы в задаток денег триста дватцеть пять рублей, в приеме коих и во исполнении всего вышепрописанного сим обязуемся подпискою, и сверх того по себе представляем верных поручителей. И оной подлинной договор иметь объясненным управителям у себя, а нам от них получить в таковой же силе копию за их своеручным подписанием.

На подлинном подписано:

К сему договору крестьянин Федор Григорьев Бебенин руку приложил

К сему договору Арефей Абрамов руку приложил

В ысправности сего договора паручаюсь. Кольлегский советник и кавалер Михаило Алексеев сын Крылов

К сей записке крестьянин Федор Бебенин руку приложил, а подляной дого[во]р для даставления манифактурной канторе получил

ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1425. Л. 75–77. Подлинник.

Приложение 2

Описание дачного дома Ярославской Большой мануфактуры на Петропавловском дворе83.

1910 год

А. № 11. Дом каменный, крытый железом, одноэтажный с антресолями. Длиною 39, шириною — 23, высотою 1-й этаж — 6½ аршин. Стены наружные толщиною в 3 кирпича, внутренняя капитальная — в 2 кирпича, переборки из полубревен; стены внутри и снаружи и потолки оштукатурены. Стены частью оклеены обоями, частью окрашены колерами; полы сосновые, окрашенные масляной краской. В этом этаже 26 окон, рамы с летними и зимними переплетами, окрашены масляной краской, стекла в рамах белые. 19 дверей столярных, окрашены масляной краской, окно и двери с медными, железными и чугунными приборами. Лестница для входа в антресоли окрашена масляной краской. Антресоли вышиною 4 арш[ина], стены толщиною в 2½ кирпича, переборки из полубревен. Стены снаружи и внутри и потолки оштукатурены. Стены выкрашены колерами. Полы сосновые, окрашены масляной краской. В 11 окнах рамы с летними и зимними переплетами, стекла в рамах белые. 6 дверей столярных, окна и двери с медными и железными приборами, окрашены масляной краской. 4 печи голландских с медными, железными и чугунными приборами.

В. Кухня, прачешная и погреб — строение деревянное, одноэтажное, крытое тесом, длиною 34½, шириною 9 и высотою 5½ аршин. Внутренних капитальных поперечных стен 3, часть строения составляет коридор для соединения дома с кухней. В строении этом окон с летними и зимними переплетами 7, дверей плотничных 6. Двери и окна с железными приборами, внутри кухни тесовая переборка. Печей 2, она из них с плитою. Внутри погреба ямник с западнею. Снаружи погреба, для входа в него, сделан помост во всю длину погреба. Строение ремонтировано. Лит d. пристройка

ГАЯО. Ф. 674. Оп. 3. Д. 235. Л. 78. Машинописный черновик.

  1. На тот момент полностью был отстроен и освящен только зимний храм в нижнем этаже, поэтому в документе церковь именуется по нему — «святых и праведных Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы».
  2. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 13. Д. 154. Л. 40. Грязнов сообщает, что еще одну его дочь звали Сусанной (А. Ф. Грязнов. Ярославская Большая мануфактура за время с 1722 по 1856 г. М., 1910. Приложение 9).
  3. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 13. Д. 154. Л. 40–42.
  4. После смерти Затрапезнова Земсков (Земской) предпринимал очень грубые попытки завладеть мануфактурой, манипулируя его недееспособной вдовой. См. очерк «Что делалось на мануфактуре во время малолетства А. И. Затрапезнова»: А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 539, 540.
  5. Т. е. «хотя».
  6. Данила Яковлевич Земской, один из птенцов Петра Великого. Сообщил П. В. Лобанов // Русская старина. Ежемесячное историческое издание. 1883. Вып. 10. С. 77, 78.
  7. По меткому выражению Александра Михайловича Рутмана, «по слухам — спьяну, по документам — задешево» (За окнами дома Иванова. Страницы ярославской истории. Ярославль, 2008. С. 274).
  8. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 13. Д. 3831. Л. 25; Там же. Д. 4093. Л. 63; Там же. Д. 4380. Л. 16.
  9. Церемониальный, банкетный и походный журнал 1763 года. Б. м., б. г. С. 100–104.
  10. ГАЯО. Ф. 77. Оп. 1. Д. 4000. Л. 22 об., 23.
  11. Судя по описанию маршрута, пристань была в створе Зеленцовской улицы
  12. Церемониальный камер-фурьерский журнал 1767 года. Б. м., б. г. С. 124, 125.
  13. Родовитый Мельгунов не без спеси и презрения называет вышедшего из осташковских посадских Яковлева его первоначальной фамилией «Собакин». Яковлев вообще не отличался высокими моральными качествами: разбиравший его вопиюще несправедливое завещание сенатор П. В. Завадовский прямо указывал на противность покойного «правоте, совести и чадолюбию», на недостаток в нем «рассудка и совести» (А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 511).
  14. ГАЯО. Ф. 72. Оп. 2. Д. 15. Л. 1, 1 об.
  15. ГАЯО. Ф. 674. Оп. 3. Д. 2. Л. 9 об.
  16. Там же.
  17. А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 163, 164. Камер-фурьерского журнала за 1798 год в свободном доступе нет, поэтому приходится довольствоваться ретроспективными сведениями из третьих рук. У самого Грязнова в предваряющем главу о Высочайших посещениях мануфактуры списке к тому же ошибочно указано 4 июля (Там же. С. 152).
  18. Они указаны владельцами мануфактуры в ревизской сказке 1811 (ГАЯО. Ф. 100. Оп. 8. Д. 458. Л. 484). В завещании С. Я. Яковлева детей Михаила больше: Николай, Иван, Михаил, Сергей, Григорий, Савва, Мария и Анна (А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 490), но точно установить полный состав владельцев на конец XVIII века затруднительно, так как ревизская сказка ЯБМ за 1795 год не имеет начала, в котором они должны были быть перечислены (ГАЯО. Ф. 100. Оп. 7. Д. 423. Л. 1 — 284 об.).
  19. А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 164, 165.
  20. ГАЯО. Ф. 501. Оп. 1. Д. 135. Л. 109, 109 об.
  21. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1425. Л. 75–77.
  22. ГАЯО. Ф. 501. Оп. 1. Д. 48. Л. 39 об., 40; Ф. 967. Оп. 1. Д. 1420. Л.77; Там же. Д. 1406. Л. 146, 146 об.
  23. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1301. Л. 31 об. — 33 об.
  24. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1303. Л. 19 об. — 20 об.
  25. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1304. Л. 60, 60 об.; Ф. 151. Оп. 2. Д. 903. Л. 100 об. — 101 об.
  26. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 941. Л. 137, 137 об.
  27. ГАЯО. Ф. 501. Оп. 1. Д. 112. Л. 7 об. — 9.
  28. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1406. Л. 74 об. — 75 об.
  29. ГАЯО. Ф. 501. Оп. 1. Д. 124. Л. 158, 158 об.
  30. Там же. Л. 220 об. — 222.
  31. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1409. Л. 121 об. — 122 об.
  32. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1413. Л. 58 об., 59.
  33. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1420. Л. 8 об. — 9 об.
  34. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1422. Л. 29 об. — 30 об.
  35. Там же. Л. 146 об., 147.
  36. ГАЯО. Ф. 501. Оп. 1. Д. 163. Л. 187–188; Там же. Д. 172. Л. 39 об.
  37. ГАЯО. Ф. 501. Оп. 1. Д. 172. Л. 99, 99 об.
  38. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1417. Л. 16–17.
  39. ГАЯО. Ф. 967. Оп. 1. Д. 1425. Л. 99 — 101 об.
  40. Подобное болото до сих пор сохраняется между Полянками и Забелицами, в 1920-е гг. здесь даже были торфоразработки.
  41. Как то было указано на надгробном памятнике И. М. Затрапезнова: «Место, идеже видиши великую сию манифактуру с преславным зданием, прежде было непроходимое болото; ныне же его премудрыми и неусыпными трудами выкопаны пруды и каналы довольные…» (А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 54).
  42. А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 359.
  43. «Образцовые» проекты в жилой застройке русских городов XVIII — XIX вв. М., 1961. С. 128.
  44. Еще об их отце Савва Яковлев писал в своем завещании, что «он имел чин титулярного советника и в звании купеческом быть не хотел» (А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 490).
  45. ГАЯО. Ф. 100. Оп. 8. Д. 458. Л. 484.
  46. А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 166. Опять же, обращение к недоступному камер-фурьерскому журналу за 1823 год прояснило бы обстоятельства этого посещения.
  47. Он родился в Ярославле в военном 1812 году, его отцом был Новгородский, Тверской и Ярославский генерал-губернатор принц Георгий Петрович Гольштейн-Ольденбургский и его жена Екатерина Павловна, дочь императора Павла I.
  48. А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 167, 168.
  49. Они перечислены в доверенности мануфактурным управителям на подачу ревизской сказки 1834 года: это полковники Александр и Павел Саввичи Яковлевы, статский советник Яков Дмитриевич Захаров, подполковник Николай Тимофеевич Иванов, коллежский советник Семен Андреевич Венецианов; надворные советники Михаил Саввич Яковлев, Петр Иванович Клопов и Михаил Архипович Пальмин; коллежский асессор Михаил Иванович Яковлев и дочери статского советника Стефанида и Александра Яковлевы (ГАЯО. Ф. 100. Оп. 8. Д. 1361. Л. 75, 75 об.). Впрочем, часть их могла быть и доверенными лицами собственно владельцев. См. также: А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 323 слл.
  50. А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 324, 325.
  51. Там же. С. 341, 342.
  52. Там же. С. 344, 345.
  53. Там же. С. 347–352.
  54. Там же. С. 351, 352.
  55. Там же. С. 352, 353.
  56. ГАЯО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 1947. Л. 3.
  57. Сейчас бы сказали «хлопчатобумажных».
  58. А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 353, 354.
  59. Из более чем 29000 дел в архивном фонде ЯБМ (№ 674) имеется ровным счетом два дела, непосредственно относящихся к деятельности мануфактуры до ее покупки Карзинкиным — книга учета проданных изделий за 1741 год (Оп. 3. Д. 1) и заказы на подъемные машины за 1813 год (Оп. 3. Д. 145).
  60. Нынешние корпуса на берегу Которосли.
  61. А. Ф. Грязнов. Указ. соч. С. 353. С этим архивом еще при Яковлевых успели поработать местные исследователи — в составленных в 1855 году «Сведениях о ярославской градской Петропавловской, что при Мануфактуре, церкви» встречаются изумительные по своей документальности данные о ее построении «по указу Ее Императорского Величества государыни императрицы Анны Иоанновны директором мануфактур, коллежским советником Иваном Максимовым Затрапезным, на прошение его о построении церкви последовавшему 1740го года февраля 28го дня за № 560 м […] Хотя на устроение последней церкви по прошению Затрапезного и выдано было из казны двадцать тысяч рублей, но они, как значится в книгах конторы мануфактур, были казне уплачены» (ГАЯО. Ф. 230. Оп. 4. Д. 637. Л. 1). Эти уникальные сведения не повторяются ни в каких других источниках, как то: клировых ведомостях, дореволюционных справочниках и т. п. Ссылается на «конторский архив» и автор «Статистического описания Ярославской Большой мануфактуры» 1849 года (ГАЯО. Ф. 674. Оп. 2. Д. 314. Л. 2 об., 7 об.).
  62. См. напр., ГАЯО. Ф. 509. Оп. 2. Д. 1714. Л. 69 об.
  63. https://www.genesreunited.co.za/search/results?collection=parish%2Bbaptisms&lastname=shawcross&page=9
  64. Воспоминание об Елисее Елисеевиче Шокрос. Ярославль, 1889. С. 5. У книги был автор, но он оказался настолько страшным «врагом народа», что его имя с обложки и титульного листа имеющегося в ГАЯО экземпляра брошюры грубо вырвано; не указан он и для экземпляра РГБ (https://search.rsl.ru/ru/record/01003624756). Судя по издателю брошюры — И. И. Окерблому — этим «нелицом» мог быть его близкий знакомый из того же кружка ярославской протестантской общины — Герман Антонович Бредрих, который в 1935 году семидесяти четырех лет от роду был сослан на 5 лет в Красноярский край «за участие в контрреволюционной группе» (Подробнее см.: А. Г. Григорьев. Танцующие в круге: площадь Волкова в истории Ярославля. Ярославль, 2016. С.396–406).
  65. The London Gazette. 1850. Numb. 21127. P. 2261 (https://www.thegazette.co.uk/London/issue/21127/page/2261/data.pdf).
  66. Воспоминание об Елисее Елисеевиче Шокрос. Ярославль, 1889. С. 6.
  67. Там же. С. 12–14.
  68. ГАЯО. Ф. 501. Оп. 1. Д. 3089. Л. 335 об.; Ф. 509. Оп. 2. Д. 1925. Л. 363 об., 364.
  69. ГАЯО. Ф. 509. Оп. 2. Д. 1938. Л. 105 об., 106. Там же. Д. 1941. Л. 105 об., 106 (sic).
  70. ГАЯО. Ф. 674. Оп. 3. Д. 235. Л. 47 об.
  71. ГАЯО. Ф. Р-939. Оп. 6Т. Д. 146. Л. 21.
  72. ГАЯО. Ф. 674. Оп. 1. Д. 1795. Л. 7–11.
  73. См., напр.: ГАЯО. Ф. 674. Оп. 3. Д. 235. Л. 47, 47 об.
  74. ГАЯО. Ф. 674. Оп. 1. Д. 21449. Л. 19 — 27 об.
  75. В фонде ЯБМ имеются отчеты контор Товарищества в этих городах, см. напр.: ГАЯО. Ф. 674. Оп. 1. Дд. 2745, 5814, 5815, 5816, 5817, 6357, 6360, 6361, 7590.
  76. ГАЯО. Ф. 509. Оп. 1. Д. 2583. Л. 210 об., 211. 1899—1902 гг.
  77. ГАЯО. Ф. 509. Оп. 2. Д. 1959. Л. 249 об., 250. 1903—1906 гг.
  78. Эта внутрифабричная нумерация конца XIX века сохранилась по сию пору: дома 11 («господский дом»), 16 («светлица») и 25 («сторожка») по Петропавловскому парку проходят под теми же номерами, но инвентарными, в документах ЯБМ, см. выше фрагмент плана 1896 года.
  79. ГАЯО. Ф. 674. Оп. 1. Д. 21936. Л. 21–23.
  80. ГАЯО. Ф. 674. Оп. 3. Д. 235. Л. 81.
  81. ГАЯО. Ф. 642. Оп. 2а. Д. 988. Л. 2–6.
  82. В ркп написано дважды.
  83. Из «Описания строений, принадлежащих торгово-промышленному товариществу Ярославской Большой мануфактуры, и находящихся вне фабричного двора» для застрахования на срок с 13 декабря 1910 по 13 декабря 1911 гг.

/ 02 июля 2019 г.